Архивные новости Ночной режим

В ответе за тех, кого лечили

В начале сентября Минздравсоцразвития опубликовал на своем сайте законопроект «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами». На всеобщее обозрение этот документ, не имеющий аналогов в российском законодательстве, думается, выставлен не для банального удовлетворения любопытства врачей и больных. Хочется верить, что обнародование законопроекта задолго до того, как он станет законом, подразумевает собой его широкое обсуждение с тем, чтобы впоследствии, с учетом критики и предложений всех заинтересованных сторон, довести документ до ума. Создать продуманный до мелочей действенный механизм, который, защищая интересы пациентов, все же не ущемлял бы прав медиков.

О необходимости страхования рисков при оказания медпомощи настоятельно говорят в России уже лет пять - еще с зурабовских времен. Что, в общем-то, совершенно справедливо. И дело, наверное, не в том, что медики стали чаще допускать просчеты в работе - едва ли кто возьмется утверждать, что во времена Гиппократа эскулапы точнее ставили диагноз и лучше лечили. Как говорится, не ошибается только тот, кто ничего не делает. И даже самый грамотный специалист может искренне заблуждаться.

Суть в другом. Изменились мы - научились реагировать на нарушение наших законных прав. Наверное, поэтому все чаще можно слышать о судебных исках, которые предъявляют докторам их пациенты. И хотя до сих пор трудно доказать врачебную ошибку - сфера-то специфическая, да и корпоративный дух среди медиков силен как ни в каком другом профессиональном сообществе - многих это перестало останавливать.

Что и говорить - за ошибки, будь они даже непреднамеренные, нечаянные, надо отвечать. А уж если речь о потере здоровья в результате такого врачебного просчета - и подавно. Это логично и справедливо.

Что русскому подозрительно, американцу - привычно

Во всем цивилизованном мире институт страхования гражданской ответственности медиков уже настолько привычен и неоспорим, как утренняя чистка зубов. Четко определены за рубежом и границы врачебной ошибки, под которой закон подразумевает вред, нанесенный здоровью пациента при оказании ему медицинской помощи, не связанный со злым умыслом или халатностью доктора.

К примеру, в Америке, на которую мы так все любим равняться, ни один врач не имеет права работать без страхового свидетельства, которое вместе с лицензией всегда висит у него за спиной. И если в душе русского человека при виде страховки от медицинской ошибки закрадывается мысль о неуверенности доктора в своих силах и знаниях, то у американцев как раз все с точностью до наоборот.

Там ни одна уважающая себя страховая компания не будет брать на себя такой риск, как возмещение убытков доктора-недоучки. В Штатах страховое свидетельство, желательно оформленное известной страховой компанией, - это своего рода дополнительная гарантия того, что врач обладает высоким профессионализмом и ему можно доверять. Если же медик не застрахован, то можно подозревать, что он либо не слишком хорошо подготовлен, либо уже допускал серьезные промахи, и страховые компании, зная это, побоялись оформить ему страховку. Ее стоимость, кстати, колеблется от 10 до 30 процентов годового дохода врача - все зависит от его квалификации, опыта работы и специализации.

Правда, преуспев в деле защиты пациентов от некомпетентности медиков, Америка сейчас столкнулась с оборотной стороной этой проблемы - с недобросовестностью больных, которые по любому мало-мальскому случаю привлекают врачей к ответственности, зарабатывая на этих тяжбах неплохие деньги. Ведь средняя цена иска, как правило, начинается с миллиона долларов. Для некоторых американцев, равно как и для юридических контор, это стало настоящим бизнесом. Не удивительно, что в президентстве Джорджа Буша была сделана попытка ограничить максимальную сумму страховых выплат 250 тысячами долларов. Однако эта инициатива встретила жесткий отпор со стороны крупных адвокатских контор и медицинских экспертов, страховых компаний и союзов потребителей.

Наш ответ загранице

В российском законодательстве понятие врачебная ошибка до сих пор не имеет толкования. Потому в судах в основном разбираются дела, где речь идет о вопиющей халатности врачей и ненадлежащем исполнении ими своих профессиональных обязанностей. Иными словами, ответственность медперсонала наступает в случаях нарушения уголовного права. Однако множество ситуаций находятся за его рамками, а потому не имеют для врачей никаких последствий.

Возможно, этот пробел и призван восполнить документ, разработанный Минздравсоцразвития с тем, чтобы закрепить в России обязательное страхование гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами. В соответствии с ним, каждое лечебное учреждение обязано будет перечислять страховой компании, которая будет при наступлении страхового случая удовлетворять требования пострадавших пациентов, в среднем 2 процента от годового объема стоимости оказанных услуг.

По замыслу авторов проекта закона, он создаст эффективный и доступный механизм возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью пациента при оказании ему помощи в любой медорганизации. Среди главных преимуществ нового порядка они называют внесудебное разбирательство дефектов медицинской услуги. Для их расследования и установления факта страхового случая предлагается создать на общественных началах специальную комиссию. В нее на паритетных началах должны войти представители медико-социальной экспертизы, органов госнадзора в сфере здравоохранения, общественных организаций по защите прав потребителей или пациентов, страховых компаний и так далее. Такой состав комиссии, уверены разработчики законопроекта, создает условия для независимости ее выводов.

В первоначальном и, надо полагать, еще не окончательном варианте законопроекта говорится лишь о двух видах страхового случая, которые подлежат возмещению, - при наступлении смерти пациента или инвалидности любой группы в результате нарушения качества или безопасности оказываемой медицинской услуги. При этом установлены четкие суммы страховых выплат, размер которых зависит от степени тяжести причиненного пациенту вреда. Дефекты оказания медпомощи, повлекшие за собой смерть больного, оценены в 2 миллиона, а последствия врачебной ошибки, которые привели к 3 группе инвалидности, - соответственно, в 500 тысяч рублей.

Однако не каждый промах со стороны медиков заканчивается смертью или инвалидностью пациентов, хотя и причиняют им немало неприятностей. Возможно, со временем перечень страховых случаев будет расширен. По крайней мере, хочется на это надеяться.

Предполагается, что закон о страховании рисков при оказании медицинской помощи должен вступить в действие с 1 января 2013 года.

Вот, собственно, коротко о сути предлагаемых Министерством новшеств. Разумеется, этот объемный документ содержит немало других важных моментов: регламентирует структуру страховых тарифов, действия страхователей и потерпевших при наступлении страхового случая, порядок работы комиссии, созданной для его расследования и так далее.

На вкус и цвет...

Министерский законопроект не остался не замеченным широкой общественностью. По крайней мере, в Интернете. Оценки, надо сказать, самые разные - от восторженных до крайне критических. Одни считают предложенный документ спасением для пациентов и врачей, их оппоненты видят в нем лишь лоббирование интересов крупных и близких к власти страховых компаний. Кто-то усматривает проблему не в отсутствии закона, а в сложности доказательства вины медиков в принципе. Другие опасаются за врачей, которых новый закон превратит в объект для постоянных и порой незаслуженных нападок, отчего качество их работы лучше не станет.

Желая выяснить отношение медицинской общественности нашего города к министерской инициативе, мы обратились за комментариями к специалистам, которых нередко привлекаем в качестве экспертов в вопросах здравоохранения.

Тамара Шишкина, заместитель главного врача по медицинской части поликлиники № 1:

- Отношение к проекту закона лично у меня сложилось более чем осторожное. С первых же его строк в ход идут такие формулировки, в которых явно сквозит недоверие ко всем медицинским организациям, будто они своей целью ставят нанесение вреда здоровью пациентов. Я ожидала от законопроекта другого - надеялась, что пациент и врач в нем будут на равных, что права одних не будут реализовывать за счет интересов других. А здесь прослеживается игра в одни ворота. Что чревато злоупотреблениями со стороны недобросовестных пациентов.

Подобный закон можно было бы приветствовать, если бы страховые компании, которые в рамках системы ОМС оплачивают наши услуги, полностью выполняли свои обязательства перед лечебными учреждениями. А так на фоне больших претензий к ним, неукомплектованности штатов провинциальных поликлиник и больниц, их недостаточной технической оснащенности требовать от врачей больше, чем они могут в такой ситуации сделать, - по меньшей мере, несправедливо.

При этом я все же за введение института страхования рисков при оказании медпомощи, необходимость в нем давно назрела. Но не в том виде, в котором предлагает законопроект.

Сергей Васин, руководитель филиала № 7 Территориального фонда обязательного медицинского страхования Нижегородской области в Дзержинске:

- На мой взгляд, задумка хорошая - давно пора страховать врачебные риски, которые неизбежны при любом уровне медицины. Сам же законопроект, считаю, написан грамотно, с учетом богатого опыта зарубежной страховой медицины.

В делах, где речь идет о дефектах оказания медицинской помощи, очень важно докопаться до истины. И комиссия по расследованию страхового случая в том составе, который предложен в законопроекте, я считаю, это способна сделать. Она представлена конкурирующими структурами, что уже предрекает серьезное разбирательство. Замечу, что нововведение значительно повысит шансы пациентов на получение компенсации за причиненный вред.

Но в то же время законопроект при всей своей привлекательности не отвечает на один из главных вопросов: откуда та же самая муниципальная поликлиника возьмет деньги для того, чтобы уплатить страховые взносы? Будут это собственные средства медицинского учреждения или же расходы на себя возьмет государство?

Беспокоит меня и то, что молодые специалисты, у которых риск профессиональной ошибки наиболее высок и, соответственно, страховой тариф для них установлен довольно высокий, окажутся неугодными для здравоохранения.

Елена Серова

 

Для справки:

В России официальную статистику убийственных врачебных ошибок никто не ведет. По подсчетам же общественной организации "Лига защиты пациентов", халтура и просчеты медиков уносят каждый год жизни 50 тысяч человек. Вряд ли врачи с такой страшной цифрой согласятся. Но сами медики признают, что каждый третий диагноз - ошибочный. Об этом было заявлено еще два года назад на первом национальном конгрессе терапевтов. Доктора объясняют такую пугающую статистику нехваткой кадров, порожденную скудной зарплатой и перегруженностью медперсонала.

По данным центра "Независимая медико-юридическая экспертиза", первое место по профессиональным ошибкам занимают стоматологи. Гибель или увечье роженицы или новорожденного в родильном доме - на втором месте среди поводов для обращения в суд. Третье место занимают хирурги всех специальностей. Меньше всего ошибок, по которым потом судятся, совершают терапевты. По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от врачебных ошибок умирает больше людей, чем погибает в ДТП.

«Российская газета», 6 ноября 2008 года

ПОПУЛЯРНОЕ
Аванс — по-новому
Отделение для пожилых
Без кино и бассейна
Получат больше
"Просрочка" не пройдет!
В магазинах введут ограничение на продажу просроченных товаров.
Разбавить — целое искусство
В Дзержинске питьевую воду делают безопасной с помощью перекиси водорода.
Пой, читай и слушай
Дзержинцев приглашают на творческий вечер.