Архивные новости Ночной режим

«Ребенок» к ноябрю

К ноябрю у комитета по информационной политике Государственной Думы должен родиться «ребенок» - новый закон о СМИ. И нет уверенности в том, что на свет появится милый, славный «малыш». Тем более что его зарождению предшествовал скандал в благородном собрании - нижней палате парламента, в результате которого стало ясно: «младенцу» не избежать «врожденных болезней».
Всякий раз, когда народные избранники останавливают свой взор на законодательстве о средствах массовой информации, это ничего хорошего не предвещает. И не только для журналистов - для всего общества. Опасения эти, между прочим, не надуманы: с тех пор, как свобода слова стала и российским достоянием, любые попытки власти подкорректировать журналистский «устав» сводятся именно к ограничению права наших соотечественников на получение информации. И еще ни разу, заметьте, не было наоборот.
Причем вмешательство в информационное пространство начинается всегда под самым благовидным предлогом - очистить отечественные СМИ от «желтухи, чернухи, лжи и коррупции». Вот и нынче юный парламентарий Роберт Шлегель, 23-летний бывший «нашист», а теперь, как водится, единоросс, решил устроить «банные процедуры» средствам массовой информации.
Его предложение состояло в том, чтобы дополнить ст. 4 закона, устанавливающую в целом табу на использование СМИ в уголовно наказуемых целях, запретом еще и на распространение "заведомо ложных сведений", то есть клеветы. В таком случае чиновники, согласно статье 16 того же закона, получили бы право объявлять СМИ предупреждения за любую информацию, которую сочтут клеветнической. Причем без суда и следствия - так, на глазок, руководствуясь интуицией. Пользуясь столь неточными «приборами», любое инакомыслие можно запросто принять (или выдать?) за ложь, порочащую чьи-то честь и достоинство. Тем не менее, по Шлегелю три таких предупреждения - и суд закрывает средство массовой информации.
Самое удивительное в том, что за это абсурдное дополнение, которое сразу же прозвали «поправкой Шлегеля» и «забраковали» в российском правительстве, проголосовали в первом чтении 399 депутата. И лишь один высказался против.
Думское решение, принятое на заседании 24 апреля, имело огромный общественный резонанс. Павел Астахов, доктор юридических наук, адвокат, член Европейского (Брюссельского) арбитражного суда, чье мнение весомо, а популярность - не меньше, чем у президента, считает, что «поправка Шлегеля» уже изначально обречена на признание ее неконституционной». «Репутация и доброе имя не защищаются закрытием газеты» - убежден известный адвокат. Кроме того, отмечает он, в российском законодательстве существует более чем достаточно способов восстановления справедливости: возможность потребовать по суду опровержения порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений; право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации; возмещение убытков и морального вреда, причиненных распространением указанных сведений.
По мнению Михаила Федотова, поправка о клевете дублирует не только УК и ГК, но и сам закон о СМИ. Доктор юридических наук, заместитель председателя Союза журналистов РФ и один из разработчиков его нынешней редакции, он указывает на то, что в статье, которую собирается подреставрировать Шлегель, с самого начала говорится: не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний. Распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, разъясняет Михаил Федотов, является составом клеветы. А клевета - это уголовно наказуемое деяние. «Следовательно, здесь мы просто повторяем то, что написано уже сегодня, - констатирует юрист, - причем эта норма существует с 1991 года».
Но, пожалуй, самую резкую оценку «поправке Шлегеля» дал директор Фонда защиты гласности Алексей Симонов - потому как раскритиковал не ее юридическую подоплеку, а моральную. «То, что они (депутаты - прим. ав.) принимают, это чрезвычайно опасная вещь, - считает сын известного писателя. - У нас уже экстремизмом называется несогласие с мнением начальства, выраженное в резкой форме, а теперь будет то же самое, только называться еще и клеветой. Короче говоря, сколько-нибудь разумная, сколько-нибудь агрессивная, сколько-нибудь дельная журналистика становится под двойным или под тройным перекрестным огнем. Это чудовищно, с моей точки зрения, и я глубоко убежден в том, что все объяснения этому лживые, ибо единственным объяснением этому является то, что "мы не хотим, чтобы вы имели возможность нас критиковать"... (полный текст  статьи читайте в газете "Дзержинское время" за 29 мая 2008 года)
Елена СЕРОВА

ПОПУЛЯРНОЕ
Еще один маньяк?
Чиновники «присядут»?
Последняя ночь без тепла
Об отоплении - с откровениями
Реклама
Не снижая скорости
На участке трассы Москва - Нижний Новгород - Казань заранее выполнили ремонтные работы
Чиновники «присядут»?
СКР завершил уголовное дело против чиновников Дзержинска по статье «халатность»
В едином гласе
Оценку «удовлетворительно» поставили депутаты в Дзержинске за работу главы города
В борьбе за Кубок