Архивные новости Ночной режим

Как за спасительную соломинку...

«Позвонить Фельдштейн» - первое, что приходит на ум, когда обратиться за помощью больше не к кому. Дзержинский правозащитный центр, который возглавляет Эмма Захаровна, это такая палочка-выручалочка и для журналистов, и для читателей, которые обращаются к нам. Ведь в безвыходном положении зачастую оказываемся и мы - газета далеко не всесильна, а тех, кому необходима поддержка, всегда очень много... Хоть и говорят, что, мол, перед законом все равны. На деле же большинство из нас перед ним абсолютно... беззащитны.
 
Служба спасения - правозащитный центр

И уж где-где, а в Дзержинском правозащитном центре об этом знают хорошо.

11 июня общественная организация отметила свой пятнадцатый день рождения, и понятно, за полтора десятка лет житейских историй в ее багаже накопилось столько, что и не сосчитать. Даже Эмма Захаровна Фельдштейн, идейный вдохновитель и бессменный руководитель центра, затрудняется назвать точные цифры. Поначалу, рассказывает Эмма Захаровна, конечно, вели счет обратившимся - получалось где-то около пятисот человек в год... А вскоре считать было уже бесполезно и бессмысленно. Зато стало очевидным, что Дзержинский правозащитный центр был создан не напрасно. Теперь местные правоведы уже не просто «содействовали повышению правовой защищенности, правовой информированности и культуре граждан» - а именно так формулировали они цели своей работы изначально - они в полном смысле слова встали на защиту всех, кто к ним обращался.

Так происходит и по сей день. Ведь помочь добрым советом, подсказать, как быть, - это одно. Совсем другое - вместе с тем, кто нуждается в помощи, пройти все те круги законодательного ада, обойти чиновничьи рогатки, с которыми сталкивается в нашей стране каждый ищущий справедливости. Иногда такое участие просто жизненно необходимо.
Пожилые люди, инвалиды, те, кого принято называть социально незащищенной категорией, в нем особенно нуждаются.
«Приходится самим писать обращения, ходить, хлопотать, договариваться...» - рассказывает Эмма Захаровна.

И нет ничего удивительного в том, что номер телефона Дзержинского правозащитного центра стал для многих горожан буквально телефоном спасения.

Да и личные - сотовый и домашний - телефоны у Эммы Захаровны Фельдштейн всегда на связи. Времени на консультации правозащитница не жалеет. Хотя это, конечно, отнимает много душевных сил. Причем очень часто многочасовые беседы ведутся в ущерб свободному времени - за помощью обращаются, в выходные нерабочие дни, в любое время суток... Но Эмма Захаровна, видимо, из той породы идеалистов, для которых общественное важнее личного.

Демократия, а вовсе не ругательство

К слову сказать, 15 лет, которые отмечает Дзержинский правозащитный центр в этом году, - это лишь официальная дата его «рождения». Прародительницей его стала другая общественная организация - клуб избирателей «Демократическая инициатива», которая появилась в городе шестью годами раньше. Хотя в 93-м организация всего лишь приобрела официальный статус, получив документальное подтверждение тому, что она является общественным объединением.

В действительности объединились поборники демократии еще раньше - в конце 80-х. Когда еще не было закона об общественных объединениях и клуб напоминал больше «кружок по интересам».

В него и правда, как рассказывает сегодня Эмма Захаровна, тогда входили все, кому это было интересно. Своего рода веяние времени - тогда похожие клубы появлялись по всей стране. «Избирать» еще не умели, но уже вовсю объединялись.

Кстати, Дзержинский клуб избирателей первый ввел процедуру наблюдения за выборами.

Делали полезное дело, а вот существовали, прямо сказать, на честном слове: ни книг, ни денег, на которые их можно было бы купить... «Денег не было вообще, даже на карандаши», - говорит Эмма Захаровна Фельдштейн. Кое-чем помогала Торгово-промышленная палата. А в 1996 году общественное объединение получило первый грант - от Московской Хельсинской группы (старейшей из ныне действующих в России правозащитных организаций). Помогали в основном правозащитной литературой. МХГ переправляли книги в Дзержинск, а здешние правозащитники снабжали ими городские библиотеки и тех дзержинцев, кому это было по-настоящему интересно. Потому что ни купить, ни почитать этого, говорит Эмма Захаровна, было негде - нормативные документы существовали в природе, но для широкого круга читателей были недоступны.

Словом, работа заключалась в элементарном правовом «ликбезе» общественности. «И уж, конечно, мы не задумывались, каким «видом деятельности» занимаемся. Слов таких не знали. Термина «право» тогда еще не было. А когда зарегистрировали Дзержинский клуб избирателей, суть своей работы сформулировали так: «Содействие утверждению идеалов гражданского общества и правового государства, развитию демократии и свободы». Тогда это было, если можно так выразиться, «в моде», а термин «демократия» еще не считался ругательством. Словом, все это было ново, интересно, захватывающе.

Убежденности нет, но вера осталась

«Цели, которые поставил себе Дзержинский правозащитный центр, когда в 99-м году получил юридическую регистрацию, по сей день остаются для нас неизменными: содействие правовой защищенности граждан, повышение правовой информированности и правовой культуры граждан. Это то, чем мы занимаемся. И то, в чем есть потребность - как пятнадцать лет назад, так и сейчас», - делится с нами правозащитница. И с ней трудно не согласиться - уважать и чтить интересы граждан в нашей стране так до сих пор и не научились. Потому и спрос на услуги правозащитного центра по сей день велик.

Хотя с финансами у правозащитников-энтузиастов сегодня нисколько не лучше, чем 15 лет назад. Начиная с 2011 года никаких грантов центр не получает. Живет организация исключительно на средства ее руководителя, которые идут в основном на оплату телефонной связи - говорить по телефону приходится много и часто. Все, что осталось от прежних грантов, - бумага, которая тоже очень нужна и очень в связи с этим экономно тратится, да полуживая оргтехника.

Но даже отсутствие финансирования не отвело от Дзержинского правозащитного центра подозрений со стороны Министерства юстиции, которое, начиная с 2012 года, когда в России был принят закон, регулирующий деятельность некоммерческих общественных организаций, пошло шерстить НКО. Чтобы выявить общественников, которые занимаются «политической деятельностью» и получают иностранное финансирование, поставить их на вид и официально зарегистрировать как «иностранных агентов».

Проверка Министерства юстиции, которое искало иностранных агентов среди работающих и в Дзержинском правозащитном центре, завершилась совсем недавно. Не обнаружив ни одной зацепки, мало-мальски приблизительной, чтобы причислить дзержинских правозащитников к «агентам», проверяющие все равно нашли к чему придраться. Якобы не соответствует действительности статус, который центру дало учреждение статистики.

«Я долго сопротивлялась, - признается Эмма Захаровна (а в ее упорности можно не сомневаться - Фельдштейн умеет держать удар), - но в конце концов сдалась - выполнила все, что требовали. Потратилась на регистрацию всех требуемых ими, повторно, документов». И после этого проверяющие решили, что Дзержинский правозащитный центр... религиозная организация. Смешно? Но Фельдштейн, кажется, уже привыкла ничему не удивляться - ежедневная борьба с чиновничьим твердолобством закалила.

«К какой религии мы относимся?» - вопрошала она у юстиции. Буквально через день позвонили - извинились, а вслед устному извинению отправили еще и письменное.

И еще раз переделали переделанные не раз документы... Однако надолго ли оставили наших правозащитников в покое - неизвестно.

Сегодня, кроме руководителя правозащитного центра Эммы Захаровны Фельд-штейн, приемы в ЦОРе, что на ул. Урицкого, 10, ведут Татьяна Григорьевна Хорок и Валентина Михайловна Попова. У каждой из правозащитниц свои «предпочтения», своя специализация. «А я пытаюсь работать во всех сферах, хотя во многие, честно сказать, начинаю погружаться и разбираться уже по ходу дела. Когда очень просят помочь, ничего другого не остается, кроме как вместе, сообща решать вопрос, разбираясь в законодательной базе», - улыбается обычно скупая на эмоции Эмма Фельдштейн.

А на вопрос, не утратила ли она убежденности в том, что соблюдение прав человека, справедливость, демократия достижимы, отвечает просто: «Убежденности - нет, но вера и надежда умирают последними...».

Елена Богомазова

 

ПОПУЛЯРНОЕ
Сидите в номере!
Высота не пощадила
Крестный ход — по всем храмам
Отключение переносится
БД Банк
БД Банк
Ищите дома
Цифровую платформу создали в регионе для помощи зависимым от импорта заводам Дзержинска
Из грязных стоков — в речную воду
В 2022 году Районным очистным сооружениям Дзержинского водоканала исполняется 55 лет.
Банки оставят на жизнь
Граждане, имеющие долги, смогут попросить банки оставить на их счетах прожиточный минимум