Архивные новости Ночной режим

Там, в степи глухой...

На днях в редакцию «ДВ» пришла неожиданная и приятная новость. Две книги нашей бывшей коллеги Надежды Максимовой «Тайна потерянной рукописи» и «История для нестандартно мыслящих» изданы в Канаде и теперь будут доступны читателям со всего мира. А месяцем раньше в Гамбурге (Германия) из печати вышел ее роман «Антиквар. Тайна золотого эшелона».
 
Надежда Семеновна работала в «Дзержинском времени» до 2008 года, и наши верные читатели наверняка помнят ее захватывающие криминальные репортажи. Поэтому мы посчитали, что поклонникам ее творчества было бы приятно вновь увидеть строки писательницы на страницах «ДВ», и выбрали отрывок из книги «Антиквар. Тайна золотого эшелона». Сюжет романа такой: четыре главных героя - антиквар Юрий, профессор Пражского университета (преподает древнюю русскую культуру) Владимир, уволенный со службы следователь Завьялов и бывший чемпион по боксу, дважды судимый за драку, Михалыч, - объединяются осенью 2012 года для того, чтобы найти золотой запас Российской империи, исчезнувший на просторах Сибири в 1919 году (золото Колчака). Автор предупреждает, что до 80% описываемых событий являются подлинными и могут быть подтверждены документами и архивными данными.
 
Надежда Семеновна МАКСИМОВА

Родилась в июле 1956 года. В 1978 году закончила кафедру теоретической физики (физический факультет) Горьковского государственного университета. С 1978 года жила в Дзержинске. С мая 2009 года живет в городе Гороховец Владимирской области.
Работала на стройке, в библиотеке, в райкоме комсомола, неоднократно выезжала в стройотряды в различные республики тогда еще не бывшего СССР. В 2005 году за образцовое исполнение служебных обязанностей и высокое профессиональное мастерство получила благодарность начальника ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу. В 2006-м стала лауреатом Всероссийского конкурса «МЧС: СТЕПЕНЬ РИСКА» в номинации «Иду в огонь!».
В 2007 году писала сценарии для документальных фильмов по истории. Параллельно посетила древние памятники Египта, Стамбула и Средней Азии.
Автор ряда художественных книг по Всемирной истории.
Иногда печатается под псевдонимом Василия Труфанова.
 
Глава 30
Там, в степи глухой...
 
Ночевали в машине. Тот, кто думает, что четыре крупных мужика (миниатюрность чешского профессора была полностью нейтрализована габаритами Завьялова) могут комфортно разместиться в салоне легковушки, серьезно ошибается. Было тесно, темно и холодно. Печку не включали, так как берегли бензин.

Лежали молча, но заснуть не удавалось.

В конце концов, бывший следователь вылез на обочину и стал разминать затекшие руки-ноги. Михалыч тут же с душераздирающим стоном расширился на освободившееся пространство.

- Да, тесновато, - признал европрофессор, до сих пор сносивший неудобства без единой жалобы.

- Помню, у меня был случай, - задумчиво произнес Юрий, стараясь не замечать локоть товарища, упирающийся под ребра.

- Давай, давай, расскажи, - подбодрил товарищ. - Сократи нам период ожидания хорошей историей.

- М-м-м, ну, дело было так. Как-то, еще в ту эпоху, когда сотовые телефоны не вошли в обиход, сообщили мне, что в одной деревне, на севере Кировской области, наследники распродают старые книги, доставшиеся от умерших стариков.
Дело было в январе, но ждать некогда, я поехал. Зимой, в мороз, на дороге, далекой от федеральной трассы, может случиться все, что угодно. Опыт подобных путешествий у меня был, так что готовился я со всей ответственностью. Взял в запас канистру бензина на 20 литров, лопату, инструменты на случай поломки двигателя, четыре паяльных лампы…

- А лампы зачем?

- Не перебивай.

- Ладно-ладно…

- Еду. Дорога пустынная. Мороз градусов под 40 и пурга. Ветер наметает на дорогу этакие валы снега, которые перегораживают трассу, словно баррикады невидимого за пургой противника.

- Ты один поехал?

- А с кем?

Никто не ответил. И Юрий продолжил:
- Эти снежные наметы я преодолевал так: разгоню машину на чистом участке и тараню снег. Сколько-то удается пробить, а дальше выходишь с лопатой и разгребаешь уже вручную. Потом садишься, машина буксует в снежной каше, я ее двигателем раскачиваю вперед-назад, потом, когда удается нащупать колесами хоть что-то твердое, на малой передаче ползу вперед. И так, пока не вырвешься на свободу, чтобы ехать до следующего заноса.

- А машина у тебя какая была?

- Жигули.

- Ты храбрее, чем я думал.

- Я не буду рассказывать, - возмутился Юрий. - Что ты все время перебиваешь?

- Молчу-молчу…

- В общем, ехал я долго. Дорога пустая, вокруг до горизонта чистое поле, снег, метель… Кажется, что ты застрял в центре мира, и со всех сторон от бесконечности до бесконечности только белое поле, в котором беснуется ветер, и пурга, что кидает и кидает мне в лобовое стекло бесконечные заряды снежной крупы.

В принципе, ничего страшного не случилось бы, но в очередном заносе двигатель у меня надорвался. Заглох.

Я вышел, поднял капот… Понял, что с такой поломкой вручную мне не справиться. Требовался стационарный автосервис.
Но где ж его взять? Вокруг не то что автосервиса, ни единого признака цивилизации не видно. Первобытная природа и я наедине с ней, лицом к лицу.

- Надо было вызвать эвакуатор, - предложил чешский гость.

- Какой, на фиг, эвакуатор! Я же сказал, сотовых тогда не было. Да и не пробился бы никто ко мне через заносы. Это Россия!

- Там, в степи глухой, - прочувствованно произнес Михалыч, - замерзал ямщик.

- Еще одна такая реплика - получишь в лоб.

- И как же? - спросил профессор, поворочавшись в темноте в безнадежной попытке устроиться поудобнее. - Ситуация кажется безнадежной.

- Безнадежных не бывает. Когда-нибудь кто-нибудь должен был проехать мимо. Оставалось только дождаться.
- А как? Бензин кончится, печка греть перестанет… Верная смерть!

- Поэтому я и брал с собой паяльные лампы. Зажигаешь одну и греешься. Правда, копоти много. Потом потолок весь черный, и сам черный, словно негр.

- Погодите, - сказал европеец и в волнении сел. - Вы специально брали с собой лампы. То есть вы уже попадали раньше в подобные ситуации?

- Да.

- Он псих, - пояснил Михалыч и предусмотрительно прикрылся локтем.

- Вообще да, - согласился профессор, силясь рассмотреть в темноте выражение лица Юрия. - Мне кажется, что если бы я единожды пережил подобное…

- Книги, - напомнил антиквар. - Я ж не просто так поехал. Там впереди были книги.

- Что-то настолько уникальное?

- Ну, заранее знать было нельзя… Но это как поиски сокровища. Что-то таинственное, волшебное блеснуло впереди, поманило ожиданием неведомого… Кто бы устоял?

- Я, - твердо заверил Михалыч.

- Не ври. Ты бы первый поскакал туда, как олень.

- Погодите, как же вы все-таки выбрались?

- Обычно. Мимо проезжал КРАЗ. Взял меня на буксир.

- А сколько пришлось ждать?

- Почти сутки.

- Ахренеть, - произнес профессор с Завьяловской интонацией.

- Вова, - встрепенулся Михалыч, - ты учишь плохие слова.

- В европейских языках нет достаточно сильных выражений.

- Вот именно.

- Погоди, - отмахнулся чешский гость. - Ну а книги-то? Книги, которые вы нашли в той глухой деревне, куда так стремились… Они оправдали ожидания?

- Вполне.

- Не томите, Юрий…

- Охо-хо… Не знаю, как сказать… В общем, я купил там несколько древних фолиантов. Но они были без выходных данных. То есть так, сходу, определить где, когда и кем они были выпущены в свет, не представлялось возможным.

- Выходит, вы рисковали зря?

- Э-э… На последних страницах одной из книг (это было Евангелие) я увидел характерную решетку. Знак, который ставил на своих изделиях печатник.
 
- И?

- Это был знак Ивана Федорова.

- Первопечатника Ивана Федорова? Того, кто первым начал издавать книги на Руси?

- Ага.

Повисла пауза, в течение которой слушатели переваривали полученную информацию.

- Ахренеть, - высказался, наконец, Михалыч, выражая общее мнение.

- А где, где сейчас эти книги? - вопросил профессор дрожащим голосом. Чувствовалось, что он весь трепещет, ожидая ответа.

Юрий пожал плечами.

- У меня дома.

- И вы мне не сказали?

- Вы не спрашивали.

- Но это же… Это… Как я мог знать? Чудо! Уникальное творение. Их в мире единицы! Находка еще одного экземпляра, вышедшего из мастерской Ивана Федорова, - переворот в нашем знании о прошлом!

- Гляди, как разгорячился, - заметил Михалыч.

- Вы должны немедленно оповестить научную общественность, - возбужденно говорил профессор, стараясь поймать взглядом выражение лица антиквара. - Ваш общенациональный и культурный долг…

- Что за долг? - заинтересовался Завьялов, который замерз на улице и решил вернуться в непродуваемый ветром салон.
- Кто кому должен?

- Да ерунда, - ответил Михалыч, зевая. - Приснилось что-то.

- Верно, - согласился антиквар. - Давайте спать. До рассвета еще долго.

- Как вы можете так спокойно…

- Спи, Европа. Береги силы.

Рубрику ведет Марина Ипатова
 
ПОПУЛЯРНОЕ
Еще один маньяк?
Последняя ночь без тепла
Об отоплении - с откровениями
Чиновники «присядут»?
Реклама
Машина пособиям не помеха
В ПФР разъяснили, какое имущество могут иметь семьи для получения соцпособий на детей
В «Т Плюс» готовятся к следующей зиме
Об итогах отопительного сезона и планах на будущее рассказал гендиректор ПАО «Т Плюс» Андрей Вагнер
За руль — без судимости
В России запретят работать таксистами и водителями общественного транспорта людям, совершившим тяжкие преступления
Жизнь взаймы
Пойдем на свое