сентября
Войти через соц. сети:
Культура
ЖКХ
Спорт
Происшествия

Люди

Творить добро, несмотря ни на что

Дорогой читатель!
Хочешь быть в курсе всех последних событий
твоего любимого города? Тогда подписывайся на "Дзержинское Время" МЫ ДОСТУПНЫ НЕ ТОЛЬКО НА ПОЧТЕ

Выбери любимую социальную сеть:
контакте Facebook twitterYouTube

и будь в курсе последних событий города Дзержинска!
Многие истории, которые мы уже опубликовали в рамках проекта «Семейные легенды», рассказывают не только о военных событиях, но и затрагивают жизнь целого народа, историю целой страны. Страны, которая выживала порой только благодаря несгибаемому характеру и великодушию русских людей.
 
В сельской местности, в деревне жизнь сама не дает сидеть без дела, подсказывает, когда и над чем трудиться. В любое время года полно забот - только не ленись! С малых лет ребятишки смотрят, что делают родители: мальчики с раннего возраста берут на себя часть мужской работы, девочки помогают матерям в уборке, приготовлении пищи. А ведь в частном доме нет ни теплой воды, ни ванны. Так что женщине справляться с хозяйством не очень-то и легко.   

В таких непростых условиях воспитывались многие советские юноши и девушки и были гораздо более закаленными и приспособленными к жизненным невзгодам и трудностям, чем нынешняя молодежь.

Одной из них была моя прабабушка Мария Ивановна Тихомирова. Она родилась в 1915 году под Костромой. Ее родное село располагалось в лесах, где полно ягод и грибов. Много там было и дичи. По лицензии даже разрешали отстреливать одного-двух медведей в сезон. Поэтому охотничьи ружья были в каждом доме. Этим жили и кормили семьи. Выручала и рыбалка в местной речушке - Щученке.

Сколько желтых кувшинок было в бочагах летом! Но любоваться ими было некогда. Надо топить печи дровами, косить сено на зиму, чтобы прокормить корову и овечек. Без молока нельзя было, в магазине его не продавали. Взрослые братья 16-18 лет помогали отцу в лесу и на пашне, а прабабушка была еще 12-летней девочкой, когда вместе со всей семьей отправлялась на делянку, чтобы выкорчевывать пни, сажать овес, который нужен был, главным образом, лошадке Серко. Без коня не увезешь лес для постройки нового дома, да и не вспашешь землю.

Из всей деревни только моя прабабушка Мария окончила школу, хотя отец крепко ругался, что из семьи помощница уходит на учебу. Сразу после недолгих курсов ее направили обучать неграмотных взрослых. Ликбез был востребован, а районные власти с трудом находили в сельской местности учителей. И вот в начале 30-х годов юная Мария Ивановна стала учительницей в деревенской школе, а ученики все - вдвое старше ее. Как они радовались, что постигают грамоту!

А вот чтобы стать настоящим педагогом и учить ребятишек, прабабушка поехала в город Галич и окончила там педагогический техникум.

До войны Мария Ивановна учительствовала в Ястрибинской школе. Ребятишек в классе было до 40 человек. Семьи были большие, тогда сельские жители в города еще не стремились, работали на земле. Затем ее перевели в районный центр Палкино, где она познакомилась с будущим мужем, и потом они вместе работали в школе, она - учителем, он - директором. Вскоре в семье родилась и единственная дочка Альбина.

Через пару лет в их жизнь ворвалась война. Спустя всего несколько месяцев после отправки на фронт муж Марии Ивановны Николай был убит. После этого страшного известия прабабушка перевелась в Куриловскую начальную школу, чтобы быть ближе к родителям и дочке, которая жила у бабушки с дедушкой.

Работать тогда было очень тяжело. Личные переживания смешивались с общим людским горем. В школе писать было не на чем, все газеты сшивали в тетради. Чернила были самодельные. Ученики приходили на занятия за 3-5 километров.

Ребятни была полная школа, а тут еще прислали в Курилово малышей, вывезенных из блокадного Ленинграда, - всего 250 мальчишек и девчонок. И, конечно, учителя становились для них не просто педагогами, а почти что мамами.

В первый класс к Марии Ивановне пришли 40 маленьких ленинградцев, и она учила их до четвертого класса. Ребятишки были настолько худые и нервные, что о грамоте и не думали. Пройдет мимо трактор - они все в панике к окнам бегут. Называли их, как придумают взрослые, то есть учителя. Сами они часто своих имен назвать не могли. Одной девочке - она все время дрожала, то ли от холода, то ли от пережитого ужаса бомбежек - дали фамилию Зябкина. Позже она окончила школу-десятилетку с золотой медалью.

Мария Ивановна в военные годы приводила домой каждый вечер по пять человек своих воспитанников. Покормить, обогреть, приласкать. А еще, как могла, старалась радовать измученных детей. Ездила с ними экскурсией на поезде в город Галич, там договаривалась, чтобы на вертолете покатали ребят. Ходили на хлебозавод, в музей. Посетили гору Балчуг. Через пять лет детский дом, где разметили сирот из Ленинграда, из нашей деревни перевели в другое село - Словинка.

Мария Ивановна всегда работала, не щадя себя. Если бы не помощь родителей, то не осилила бы всей общественной нагрузки. А еще ведь и хозяйство вела: дрова, вода, печка, скотина. Прабабушку выбрали парторгом партийной организации колхоза, так что ей приходилось вместе с председателем отвечать за все невыполненные колхозниками планы.

Много она сделала, чтобы в селе был открыт музей и установлен обелиск в память о погибших земляках. Ее имя до сих пор в селе вспоминают, хотя она давно умерла. Похоронена моя прабабушка в дзержинской земле. В 2015 году исполнилось бы 100 лет со дня ее рождения.

Дмитрий Березкин, студент
На фото: Мария Ивановна со своими учениками - маленькими беженцами
из блокадного Ленинграда
1 33606.11.2015

Нам интересно Ваше мнение:

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность участвовать в дискуссиях на нашем сайте.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коротко
Новости партнеров
События
Интервью
Город
Политика
Экономика
Общество
Эконом-инфо