Коммунальным историям, где простые горожане не по своей вине оказываются заложниками той или иной неприятной ситуации, нет конца. Вот уже несколько месяцев в редакцию «Дзержинского времени» обращаются люди, исправно оплачивающие платежи за капремонт, у которых так же «исправно» – из месяца в месяц – растут долги за эту услугу. Почему так получается, куда уходят деньги и где их искать, попытаемся найти ответы на эти вопросы.

 

Удобно, но неправильно


В одной семье, которая и обратилась к нам с такой проблемой в числе первых, взносы на капремонт перечисляют через банк по Интернету. Платежи таким образом люди проводят с самого начала появления услуги – с февраля 2015 года. Набирают ИНН организации – получателя платежа и списывают деньги с банковской карты в размере, указанном в квитанции. Но около года назад дзержинцам неожиданно стали приходить квитанции с долгами и пенями за капитальный ремонт. Не разбираясь в ситуации, они продолжали платить за услугу, ожидая, что путаница с долгами рассосется сама собой, и в Фонде капремонта во всем разберутся самостоятельно.

Только когда долг в квитанциях превысил 3 тыс. руб. и пени за просрочку платежей стали ощутимыми, потребители обратились к поставщику услуги. Отправили заказное письмо, где задали все свои вопросы, и, конечно, приложили копии чеков.

Ответ получили такой: «Из представленных документов, подтверждающих факт оплаты, следует, что платежи проводились как «оплата по реквизитам» в пользу юридического лица (без отражения в назначении платежа номера лицевого счета Фонда капремонта и адреса помещения, за которое производится оплата). Распознание таких платежей невозможно без предоставления подтверждающих документов (копий чеков). Из-за этого, несмотря на поступление денежных средств, они оставались нераспознанными. В результате – отражалась задолженность». Теперь, сообщили также героям этой публикации, все «слепые» перечисления денег успешно зачтутся им за капитальный ремонт.

Однако вопросы у наших читателей все равно остались. Почему в 2015 году, например, при точно такой же операции перечисления средств Фонду капремонта в чеке отражался и лицевой счет, и адрес плательщика, а в 2016 году эти данные исчезли, осталась лишь строка «назначение платежа»? Почему и сейчас, оплачивая точно таким же способом услуги содержания жилья, газоснабжения, домофонной связи, горожане в электронном чеке видят данные о плательщике и только при переводе денег за капремонт их не распознать?

С такими вопросами «должники», кстати, обращались в банк. И им ответили: «При заключении договора на прием платежей поставщик услуг самостоятельно предоставляет форму платежного поручения, устанавливая необходимые поля для заполнения. Для уточнения Вашего вопроса рекомендуем обращаться к поставщику услуг».

Как тогда платить?


В Нижегородском фонде капремонта советуют перечислять деньги так: «Для правильной оплаты взносов на капитальный ремонт через сервис «онлайн» банка необходимо зайти в раздел «ЖКХ и домашний телефон – квартплата» и выбрать «Нижегородский фонд капремонта МКД». Далее определить изготовителя платежного документа. Если квитанция выпущена ООО «Центр-СБК Дзержинск», то в строке «Выберите услугу» необходимо выбрать «Капитальный ремонт ООО «Центр-СБК». Затем в поле «Лицевой счет» ввести 15-значный номер своего лицевого счета Фонда кап-
ремонта. Комиссия за перечисленные деньги в этом случае не взимается».

Действительно, если платеж провести по этой схеме, в чеке указывается и адрес плательщика, и его лицевой счет, и деньги в этом случае, должно быть, поступят куда надо. Но для чего все же отменять другой, привычный многим потребителям вариант оплаты? И почему при заполнении реквизитов платежа по старой схеме действующий ИНН регионального Фонда капремонта указывается как «неверный»?

С этими вопросами горожанам еще предстоит разобраться. Сейчас хорошо уже то, что их деньги не потерялись, и по заявлению будут перечислены на нужные счета.

Так что, если у кого-то еще «пропадают» средства по этой статье, пишите в фонд и отправляйте копии оплаченных квитанций, чеки из банков. Увы, «нераспознанные» перечисления сама организация, как видим, распознать не может. И куда неизвестные поступления будут направлены, если хозяева не найдутся спустя, допустим, долгие годы, можно только догадываться, ведь на этот вопрос нам вряд ли кто-то когда-то ответит.


Елена Миронова