августа
Войти через соц. сети:
Культура
ЖКХ
Спорт
Происшествия

Суд да дело

Удивили видавшего виды «Омбудсмена»

Дорогой читатель!
Хочешь быть в курсе всех последних событий
твоего любимого города? Тогда подписывайся на "Дзержинское Время" МЫ ДОСТУПНЫ НЕ ТОЛЬКО НА ПОЧТЕ

Выбери любимую социальную сеть:
контакте Facebook twitterYouTube

и будь в курсе последних событий города Дзержинска!

Сетевой проект «Омбудсмен полиции», который следит за беспределом силовиков в России, рассказал об очередном служебном подлоге борцов с незаконным оборотом наркотиков. «Погоны» пытались спасти уголовное дело с железобетонными, как им виделось, доказательствами. Только вот некоторые документы, на которых зиждился процесс, оказались очень сомнительными. Теперь может появиться еще одно дело о служебном подлоге - против самих силовиков. Эта история из Дзержинска. И не столько о наркотиках, сколько о вседозволенности представителей правоохранительной системы, с которой может столкнуться каждый из нас.

 

Два рапорта на один номер


Как и коллеги из «Омбудсмена», мы не собираемся как-то оправдывать фигурантов уголовного дела о наркотиках. Вину последних, безусловно, определит суд. Однако и умалчивать обнаруженные стороной защиты «полицейские вирши» также не стоит.

Итак, «Омбудсмен» опубликовал обращение одного из обвиняемых по «наркотическому делу» на имя главы следственного комитета России (СКР) Александра Бастрыкина. «Мы подумали, что это среднестатистический беспочвенный скулеж родственников или адвоката очередного ранее судимого торчка, но все оказалось не так уж просто», - вещал «Омбудсмен». Обращение к Бастрыкину показалось общественникам весьма аргументированным и указывало на служебный подлог со стороны правоохранителей.

Опера по линии НОН (подразделение по контролю за оборотом наркотиков. - Прим. ред.), как отмечается в выводах «Омбудсмена», законно изобличили в сбыте наркотиков парней из Дзержинска. Об этом в Книге учета сообщений о происшествиях (КУСП) силовики зарегистрировали рапорт, на основании которого в последующем возбудили уголовное дело (УД). В рапорте опера отразили номер справки об исследовании изъятого вещества. Анализ окончился в 16.00. По логике рапорт был зарегистрирован уже после 16.00. Также проводился осмотр места происшествия, дома у задержанного. Осмотр по документам начался в 15.25. По результатам возникло другое УД, как раз в отношении автора письма к Бастрыкину. Впоследствии это УД в МВД соединили с первым.

Общественники обратили внимание, как затем изворачивалось следствие. Силовики представили в суд рапорт с номером КУСП, аналогичным первому, но уже без резолюции руководителя и с иным содержанием. «Омбудсмен» указал на имеющиеся в рапортах различия. Ключевым из них стало отсутствие номера справки об исследовании и таким образом силовики пытались спасти возбуждение второго УД. Учитывая, что первый рапорт неоднократно представлялся в суд на избрание и продление меры пресечения, то, конечно, сам обвиняемый и его адвокат успели познакомиться с документами. После этого и возникло вполне логичное утверждение о том, что двух рапортов с одинаковым номером КУСП быть не может. Отсюда и родилось обращение к главе СКР, где сообщается о служебном подлоге сотрудников НОН. «Таким образом, доводы адвоката выглядят весьма обоснованно, и похоже, что в действиях неустановленных сотрудников действительно имеется состав преступления», - резюмировал «Омбудсмен».

«Топали ногами, брызгали слюнями»


Описав историю из Дзержинска, «Омбудсмен» объяснил, почему решился на публикацию материала. Общественников зацепил совсем не рядовой факт служебного подлога, и они на примере своих «недалеких коллег» из Нижегородской области захотели предостеречь остальных сотрудников от таких же нехороших поступков. 

В «Омбудсмене» не сомневались, что подлог произошел не по собственной инициативе опера или следака, а потому, что руководство «орало, топало ногами и брызгало ядовитыми слюнями, что нужно спасать дело». За это обязательно, как считают в «Омбудсмене», последует наказание - кого-нибудь уволят, привлекут к уголовной ответственности, но только не руководителя, который склонял подчиненных к нехорошим поступкам. При этом, как заметили общественники, руководитель не поставил на «левом» рапорте свою резолюцию, не захотев, видимо, подставлять свою «пятую точку», но при этом с большой долей вероятности орал примерно следующее: «Вы все идиоты, дел натворили, вот и разбирайтесь, но вопрос чтобы был решен». Крайним будет, как всегда, обычный сотрудник, который действовал в угоду интересам руководства, хотел быть для него удобным или боялся попасть в немилость. «В общем, коллеги, в очередной раз хотим вас попросить, чтобы, прежде чем что-то «намутить», вы думали о последствиях, а если руководство вас очень настойчиво склоняет к каким-то «кривым» действиям, не забывали включать диктофон», - резюмировал «Омбудсмен».

Хронология подлога


А теперь по порядку о том, что, собственно, комментировал федеральный ресурс. 

В производстве следственного отдела Нижегородского линейного управления МВД России на транспорте находится уголовное дело в отношении двух дзержинцев - О. и К. Их обвиняют в совершении преступления по ч. 3 ст. 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») и ч. 4 ст. 228.1 («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств...») УК РФ.
 
Постановление о возбуждении дела 7 апреля сего года вынес следователь транспортной полиции Обухова. А возбудились силовики на основании рапорта и материалов доследственной проверки, зарегистрированных в КУСП линейного управления за № 951 от 7 апреля.
 
Рапорт этот подготовил старший оперуполномоченный отдела по контролю за оборотом наркотиков (ОКОН) Управления на транспорте МВД России по ПФО капитан полиции Ермилов. В рапорте идет речь об обнаружении признаков преступления, зарегистрированного в КУСП о происшествиях Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте за № 951 от 7 апреля. В докладе сообщалось об оперативно-розыскных мероприятиях, в результате которых 7 апреля около 11.30 у дома № 68 по улице Чапаева по подозрению в распространении наркотиков полицейские задержали гражданина К. 1983 года рождения. В ходе личного досмотра силовики изъяли у дзержинца два полимерных пакета с веществом растительного происхождения.
 
Последующее исследование в экспертно-криминалистическом центре показало, что в пакетиках было полтора грамма марихуаны. Само исследование по все тому же рапорту началось в 14.20 и закончилось в 16.00 7 апреля. Однако сам рапорт, как в нем, собственно, и говорится, был составлен после проведения исследования, то есть уже после четырех вечера. На рапорте стоит отметка о поручении этого материала Обуховой для проведения проверки и последующего решения со сроком до 9 апреля. В этот же день, 7 апреля, с 15.25 до 18.00 майор осмотрел место происшествия, квартиру К. Здесь и были изъяты предметы, послужившие основанием для возбуждения УД, первоначально по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 УК РФ.

На следующий день, 8 апреля, на основании рапорта и материалов доследственной проверки, зарегистрированных в КУСП за № 956 от 7 апреля, следователь СО Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте майор юстиции Прохорычева вынесла постановление о возбуждении УД по тем же 
ч. 3 ст. 30 и 228.1, но с пунктом 4 (деяния, организованные группой). На основании этого постановления в качестве обвиняемого по уголовному делу и был привлечен гражданин О. 1988 года рождения, автор того самого обращения к Бастрыкину. 

8 апреля замначальника СО Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте майор юстиции Ваганов вынес постановление о соединении двух УД в одно.
В письме главе СКР акцентируется, что осмотр квартиры К. полицейские проводили до регистрации материала проверки № 951 от 7 апреля, который был зарегистрирован после 16.00 этого же дня. Таким образом, осмотр жилища производился вне рамок проверки, неуполномоченным на проведение проверки лицом. Соответственно, полученная информация и изъятые предметы в ходе осмотра не могли быть основанием для возбуждения УД, убежден автор обращения. Очевидно, было допущено превышение полномочий лицом, что проводил осмотр жилища, говорится там же. Это обстоятельство и обжалует в суде сторона защиты. Там и всплыл главный казус, взбудораживший «Омбудсмена полиции».

В судебном заседании 22 июля Ваганов представил еще один рапорт, точнее, его копию, об обнаружении признаков преступления КУСП № 951 от 7 апреля. Рапорт якобы составлен все тем же старшим опером Ермиловым. Вот здесь как раз адвокат обвиняемого О. и заявил о подлоге и фальсификации доказательств по УД. И ни кем-нибудь, а руководителем следственного органа, пытавшегося тем самым, по выражению адвоката, «спасти» эпизод УД, а если быть точным, то прикрыть свое служебное нарушение и несоответствие. В дополнение к этому в суд по факсу полковник полиции Епишин прислал сообщение о том, что КУСП был зарегистрирован 7 апреля в 14.05, но номер КУСП в письме не указал, понимая свою ответственность. Более того, копию рапорта заверила помощник Нижегородского транспортного прокурора Приволжской транспортной прокуратуры Масляева.

Двух рапортов с одним и тем же номером КУСП не может быть в природе, потому что есть приказ МВД России № 736 от 29 августа 2014 года. Пункт четвертый этого документа гласит, что каждое принятое заявление и сообщение о преступлении должно иметь свой собственный порядковый номер в КУСП.
 
При этом сам КУСП, все по тому же приказу МВД, - документ строгой отчетности, который регистрируется и брошюруется по правилам делопроизводства в федеральных органах исполнительной власти. «Если следовать версии Ваганова, то получается, что в 14.05 Ермилов зарегистрировал рапорт КУСП-951, а потом, спустя несколько часов, повторно составил рапорт того же самого преступления и вместе с дежурным Смеловой, в нарушение ведомственного приказа, зарегистрировал его под тем же номером КУСП-951 и вписал в журнал КУСП в графу со временем 14.05, то есть «задним» временем. Таким образом, оба полицейских совершают служебный подлог», - заключает адвокат.

Кто-то с «высока»


Между двумя рапортами есть существенные различия. Например, разное содержание и разный почерк в буквах и цифрах. Кроме этого, в бумаге, явленной на суд Вагановым 22 июля, нет отметки руководителя о том, что рапорт получен и кому поручается проверка. По мнению адвоката, так полицейские пытались уйти от ответственности. Одновременно с этим в рапорте неверно указано и место оперативно-розыскных мероприятий - вместо улицы Чапаева улица Чкалова.

Сторона защиты обращает внимание, что следствие трижды направляло в суд материалы об избрании и продлении меры пресечения, и всегда рапорт, зарегистрированный КУСП-951 от 7 апреля, был только один, с визой руководителя. Мало того, в судебных материалах по избранию и продлению меры пресечения также есть копия постановления врио замначальника УТ МВД России по ПФО полковника Видешина «о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, следователю или в суд» от 7 апреля, в котором указано, что есть всего один рапорт об обнаружении признаков преступления на одном листе. Об этом Ваганов, видимо, не знал.

Сторона защиты считает, что материалы уголовного дела сфальсифицировал кто-то высокопоставленный в силовых структурах, имеющий доступ к документам и штампу дежурной части. Этот же мундир, скорее всего, и воздействовал на ответственных за регистрацию документов в КУСП, резюмируется в обращении в СКР. Его авторы просят главу ведомства провести проверку с экспертизами документов, опросами должностных лиц и привлечь к ответственности виновных в фальсификации материалов уголовного дела и превышении должностных полномочий.

«ДВ» будет следить за развитием событий.

Вадим Щуренков


 

1 43229.11.2020

Нам интересно Ваше мнение:

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность участвовать в дискуссиях на нашем сайте.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коротко
Новости партнеров
События
Интервью
Теплый дом
Город
Политика
Экономика
Общество
Эконом-инфо