декабря
Войти через соц. сети:
Культура
ЖКХ
Спорт
Происшествия

Закон

Было ваше - станет наше

Дорогой читатель!
Хочешь быть в курсе всех последних событий
твоего любимого города? Тогда подписывайся на "Дзержинское Время" МЫ ДОСТУПНЫ НЕ ТОЛЬКО НА ПОЧТЕ

Выбери любимую социальную сеть:
контакте Facebook twitterYouTube

и будь в курсе последних событий города Дзержинска!
 

О, как же был прав Воланд из нетленного романа Булгакова «Мастер и Маргарита», когда говорил про любовь людей к деньгам. Все так, все правда. И она становится особенно сильной, когда возникает тот самый «квартирный вопрос». А история, которую вы сейчас прочитаете, - увы, не плод чьей-то фантазии, а реальность. Со всеми ее грязными и подлыми сторонами…

 

Завязка


В 1987 году Антонина Богатова получила разрешение на строительство дома в поселке Дачном. Через три года он был готов и оформлен в собственность на Антонину Сергеевну. В 1992 году она подарила часть дома (36,1 кв. м) своим дочери и сыну в равных долях - по 18 «квадратов» каждому. Общая площадь дома составляет 67,7 кв. м (к этому важному числу мы еще вернемся).

В 1995 году сын Антонины Богатовой умер. Законные наследники первой очереди отказались от наследства (доли умершего в доме). Фактически его приняла дочь Антонины Сергеевны - Марина: пользовалась домом, несла расходы, связанные с его содержанием. В 2008 году через суд Марина добилась признания за собой права собственности на часть дома. То есть было документально подтверждено, что ей перешла доля умершего брата как законной наследнице второй очереди. И теперь ее доля составила 36,1 кв. м. Оставшаяся часть дома (31,6 кв. м) как была, так и принадлежала Антонине Сергеевне.

Но потом, как говорится, что-то пошло не так. Марина испытала на себе все «прелести» российской действительности, в которой человек человеку отнюдь не друг, товарищ и брат…

Некуда идти


«При оформлении документов Управление федеральной регистрационной службы (далее УФРС. - Прим. авт.) допустило техническую ошибку, - рассказывает Марина. - На основании решения суда мне выдали свидетельство на 67 «квадратов», то есть на весь дом. Хотя моя доля, напомню, была только 36,1! Увы, тогда я не обратила внимания на эту ошибку. А в 2011 году я взяла кредит на строительство дома для дочери. В банке «Химик» у меня была хорошая знакомая, управляющая дополнительным офисом в Володарском районе. Она предложила хорошие условия по кредиту. Я приложила документы - решение суда и то самое ошибочное свидетельство УФРС. Залогом стала моя доля дома.
 
 
В 2012 году управляющая предложила мне перекредитоваться, чтобы вывести дом из-под залога. Выплачивала я все по графику, поэтому с таким вариантом согласилась. Погасив первый кредит (управляющая заверила, что дом будет выведен из-под залога), я со спокойной душой взяла второй, но…
Через три года, то есть в 2015-м, вдруг узнаю: на мне до сих пор «висят» два кредита! Те самые, которые я уже закрыла. Деньги, которые передавались на гашение, раскидывались управляющей только на проценты. 

Банк обращается в суд, чтобы добиться выплаты якобы накопившихся долгов (хотя никаких уведомлений от банка за эти годы не было и в помине!) и целиком отобрать заложенное имущество. Получается, что банк словно проигнорировал решение суда, признающее за мной лишь 36 «квадратов», а не весь дом.

Многие документы по кредитам, как выяснилось в ходе суда, были с поддельными подписями. Я их не подписывала! В нашем городском суде провели почерковедческую экспертизу, изучили эти документы, но во внимание их не приняли. Видимо, решив: раз это не моя подпись, то и нечего тратить время. Хотя сумма долга была взята именно с этих поддельных документов!

Более того, первый кредитный договор (с заложенной долей дома) продлили без моего ведома тем же способом. Кто это сделал? То ли сама управляющая, то ли другие сотрудники банка… Суд не запросил подтверждения пролонгации договора и вынес решение в пользу банка.

Я обратилась в правоохранительные органы. В 2016 году возбудили уголовное дело по ст. 237 УК РФ («Подделка, изготовление или оборот поддельных документов»), потом оно было прекращено. Еще два дела - по ст. 159 («Мошенничество») ч. 2 и ч. 4. В рамках этих дел меня и мою семью признали потерпевшими (с 2015 года мы живем в доме мамы). Короче говоря, уголовные дела то возбуждают, то прекращают, то снова возбуждают…

Управляющая банка, когда я закладывала свою долю, не могла не знать, что мне принадлежит лишь половина дома. Ведь это указано в решении суда, которое я предоставила. Да я и сама говорила ей об этом, как своей знакомой.

Вот и выходит: из-за ошибки УФРС и недобросовестного поведения банка нас выселяют в никуда, на улицу. Дом уже два раза выставлялся на торги. Не дожидаясь третьих, банк берет его на баланс. Меня признали банкротом, в ближайшее время мы обязаны покинуть дом. Идти нам некуда. Мы все здесь живем - я, мама, муж, сын».

Ничего личного


Да уж, жизнь - еще тот драматург… Прозвучит наивно (если на миг забыть, в какое время и в каком государстве мы живем), но куда смотрит правоохранительная система?! 

Руководитель Следственного управления Следственного комитета России по Нижегородской области А.П. Виноградов, усмотрев в действиях банка отработанную схему мошенничества по отъему недвижимости, обращался с ходатайством к областному прокурору В.И. Антипову о передаче уголовных дел из ОМВД России по Володарскому району в СУ СК России по Нижегородской области, но получил отказ. Почему? Мы можем только предполагать…
В материалах уголовного дела мы обнаружили информацию, что та самая управляющая, от действий которой пострадала Марина и ее семья, оказалась весьма «ценным» сотрудником. На протяжении нескольких лет по копиям паспортов граждан она оформляла на них кредиты. «Счастливчиков» оказалось более семидесяти, общая сумма кредитов - свыше 20 миллионов! Также из кассы банка (и здесь тоже подозревается управляющая) пропали 37 миллионов. Деньги до сих пор не найдены, идет суд.
 
 
Но вернемся к истории Марины. Слова утешения здесь вряд ли помогут, но невозможно без боли в сердце смотреть на все это. Тяжелее всего, конечно, ее матери - Антонине Сергеевне. Ей - на секундочку! - уже 87 лет. Она пережила войну, стойко выдержала и трудные послевоенные годы, когда огромная страна поднималась из руин. Построила дом на собственные сбережения. Право иметь свой кров давно ею заработано! У Антонины Сергеевны скромное, но свое хозяйство: куры, коза… Бабуля до сих пор ходит в лес! Пока есть силы - ходит. Ну а как же иначе?

Не тот характер у внешне хрупкой Антонины Сергеевны, чтобы что-то просить, искать защиты, но жизнь заставила. И потекла вереница бесконечных писем: написала президенту. Обращение рассмотрели, спустили вниз - в правительство области и губернатору. Глава области отправил в региональное министерство соцполитики. Те, в свою очередь, не нашли ничего лучше, как предложить Антонине Сергеевне переселиться в спецжилдом (дом престарелых, проще говоря) или построить новый домик. На какие такие «шиши» - не забота чиновников. 

Почему же банк клещами вцепился в этот дом? Бизнес. Ничего личного, только бизнес. У них свой закон. И свои правила игры.

Никита Правдин

59217.10.2019

Нам интересно Ваше мнение:

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность участвовать в дискуссиях на нашем сайте.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коротко
Новости партнеров
События
Интервью
Город
Политика
Экономика
Общество
Эконом-инфо