декабря
Войти через соц. сети:
Культура
ЖКХ
Спорт
Происшествия

Криминал

Богадельня транспортной полиции

Дорогой читатель!
Хочешь быть в курсе всех последних событий
твоего любимого города? Тогда подписывайся на "Дзержинское Время" МЫ ДОСТУПНЫ НЕ ТОЛЬКО НА ПОЧТЕ

Выбери любимую социальную сеть:
контакте Facebook twitterYouTube

и будь в курсе последних событий города Дзержинска!

Сегодня сотрудники управления ФСБ России по Нижегородской области задержали начальника Нижегородского линейного управления МВД России на транспорте, полковника полиции Алексея Епишина. Возбуждено уголовное дело, в котором фигурирует чуть ли не вся верхушка транспортной полиции региона. Высший офицерский состав подозревают в получении взяток в особо крупном размере. Об этом в первой половине дня сообщили сразу несколько телеграмм-каналов. Затем информацию о задержании высокопоставленного силовика официально подтвердили в Приволжском следственном управлении на транспорте Следственного комитета России (ПСУТ СКР).

 

 

 

Организм гниет с головы


ФСБшники вместе со следователями ПСУТ СКР с утра пораньше нагрянули с обысками в коттедж в Автозаводском районе Нижнего Новгорода, в котором проживал полковник Епишин. Площадь жилища из бруса, по данным телеграмм-канала «Опер пишет» (t.me/opernn), 250 кв. м, а рыночная стоимость - 10-15 млн рублей.

 

 


На момент приезда группы задержания полицейский-транспортник находился за рулем внедорожника Тойота «Ленд Круизер-200», стоимость которого на вторичном рынке достигает 4 млн рублей, а в автосалоне — 6 млн рублей. В коттедже задержанного, по данным того же «Опера», силовики нашли валюту и 400 тысяч рублей.

 

 


Обыски состоялись и на рабочем месте заместителя начальника НЛУ МВД России на транспорте полковника внутренней службы Антона Емелина. В кабинете зама ФСБшники нашли 200 тысяч рублей.

 


В официальном релизе ПСУТ СКР сообщается, что по материалам, предоставленным службой собственной безопасности УТ МВД России по ПФО и УФСБ России по Нижегородской области, в отношении сотрудников из числа руководящего состава Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте возбуждено уголовное дело по факту получения взятки в особо крупном размере. Действия подозреваемых квалифицированы по признакам преступления по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере).

 

 


Следствие установило, что подозреваемые в декабре 2020 года получили в качестве взятки более 1 млн рублей с части премии, полагающейся сотрудникам отдела полиции, в размере от 10 до 15 тысяч рублей с каждого.


Наряду с Епишиным и Емелиным в уголовном деле также фигурируют заместитель начальника полиции по оперативной работе управления, подполковник полиции Дмитрий Свистунов, начальник отдела кадров, полковник внутренней службы Вафа Арифуллин и командир батальона ППС, подполковник полиции Владимир Мищенко.


В ПСУТ СКР заявили о комплексе следственных действий и оперативных мероприятий для установления всех обстоятельств уголовного дела. Сейчас силовики решают вопрос об избрании подозреваемым меры пресечения.


Два рапорта с одним номером КУСП в одной полиции


Сегодняшняя история с задержанием чуть ли не всей верхушки транспортной полиции региона - подходящий повод вспомнить дело, о котором мы рассказывали в конце прошлого года в материале «Удивили видавшего виды «Омбудсмена». Этот детектив приоткрыл завесу тайны над тем, как в транспортной полиции «опасно играют» с материалами уголовных дел, по которым наши граждане затем отправляются на долгие годы в места лишения свободы. История о задержании двух жителей Дзержинска О. и К., попавшихся на наркотиках, взбудоражила администраторов федерального сетевого проекта «Омбудсмен полиции», который следит за беспределом силовиков в России. Коллеги в деталях рассказали о служебном подлоге борцов с незаконным оборотом наркотиков из транспортной полиции Нижегородской области. Последние пытались спасти уголовное дело с железобетонными, как им виделось, доказательствами.

 

 


Суть истории такова, что оперативные сотрудники подразделения по контролю за оборотом наркотиков (НОН) транспортной полиции 7 апреля прошлого года изобличили в сбыте наркотиков парней из Дзержинска. Об этом в Книге учета сообщений о происшествиях (далее - Книга) силовики зарегистрировали рапорт, на основании которого в последующем возбудили уголовное дело (УД). В рапорте опера отразили номер справки об исследовании изъятого вещества. Анализ окончился в 16.00. По логике рапорт был зарегистрирован уже после 16.00. Также проводился осмотр места происшествия, дома у задержанного К. Осмотр по документам начался в 15.25. По результатам возникло другое УД, в отношении жителя Дзержинска О. (1988 года рождения), который ныне пишет письма во все инстанции, указывая на произвол силовиков. Впоследствии это УД в МВД соединили с первым.

В первом материале мы рассказали о том, как затем изворачивалось следствие. Представители транспортной полиции направили в суд рапорт с номером КУСП, аналогичным первому, но уже без резолюции руководителя и с иным содержанием. В рапортах имелись различия. Ключевым из них стало отсутствие номера справки об исследовании и таким образом силовики пытались спасти возбуждение второго УД. Учитывая, что первый рапорт неоднократно представлялся в суд на избрание и продление меры пресечения, то, конечно, сам обвиняемый и его адвокат успели познакомиться с документами. После этого и возникло вполне логичное утверждение о том, что двух рапортов с одинаковым номером КУСП быть не может. Отсюда и родилось обращение О. к главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину, где сообщалось о служебном подлоге сотрудников НОН.


С резолюцией Епишина


Обращение обвиняемого О. к Бастрыкину, о котором мы рассказывали в прошлогоднем материале, было не единственным. После выхода статьи в «ДВ» дзержинец и его адвокат направили новое, и не только к главе СКР, но еще и генеральному прокурору России Игорю Краснову, министру МВД РФ Владимиру Колокольцеву. Все они эффектно распахивают занавес внутренней кухни транспортной полиции Нижегородской области.


Мы изучили письмо к Бастрыкину. В его первых строках говорится о причинах повторного обращения в ведомство. О. сообщил о том, что проверка транспортной полиции идет со скрипом. Процессуальную проверку епархии Епишина по предыдущему обращению О. в СКР поручили Нижегородскому следственному отделу на транспорте ПСУТ СКР.


Дзержинец напомнил о том, что в производстве СО Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте находится УД, в котором его на пару с К. обвиняют в совершении преступления по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Заявитель напомнил о наличии в материалах УД двух рапортов об обнаружении признаков преступления с одинаковыми номерами регистрации - КУСП-951 от 7 апреля 2020 года. О. рассказал, что когда ему избрали меру пресечения в виде заключения под стражу, а дальше дважды продлили ее в Канавинском районном суде Нижнего Новгорода, транспортные полицейские почему-то представили в суд только один рапорт КУСП-951 от 7 апреля 2020 года. На этом документе, внимание, была резолюция задержанного сегодня полковника Епишина.

 

 


Впоследствии при обжаловании действий следователя Обуховой Ю. В. (она же Кузнецова Ю. В.), в материалах уголовного дела появляется ещё один рапорт КУСП-951, но уже без визы Епишина. Эту бумагу в обращении к главным силовикам страны дзержинец именует как «подложный рапорт». Важное обстоятельство — информация подметного документа не соответствует КУСП с инвентарным номером 4692 (начата 27 февраля 2020 года).


Место совершения преступления, оно же место задержания, в «подложном рапорте» не соответствует информации в Книге. В Книге это дом №68 на улице Чапаева, а в «подложном рапорте» указан другой адрес «ул. Чкалова». Налицо, как подчеркивается в заявлении Бастрыкину, служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и фальсификация материалов по УД (ст. 303 УК РФ).

Между прочим, в рапорте КУСП-951 от 7 апреля 2020 года, который предоставлялся в суд при избрании меры пресечения, указана улица Чапаева. Это, по мнению О., также подтверждает подлог в появлении второго рапорта с аналогичным номером.


На космических скоростях


Оценку действиям транспортной полиции дзержинец обобщил в десяти пунктах обращения к Бастрыкину. Главное: в Книге отсутствует информация о наличии двух рапортов с одним номером регистрации КУСП-951 от 7 апреля 2020 года. Соответственно, в Книге нет информации о том, когда и в какое время регистрировались два рапорта КУСП-951, когда о каждом рапорте докладывали полковнику Епишину и какие резолюции были по каждому рапорту.


Изучая дело, дзержинец со своим адвокатом зафиксировали еще один подлог со стороны транспортной полиции. "Липа" произошла в дежурной части.

 

В УД есть рапорт КУСП-952 от 7 апреля 2020 года, составленный оперативным дежурным, майором полиции Смеловой Н. А. с резолюцией Епишина. В этой бумаге Смелова указала, что в дежурную часть транспортной полиции от старшего оперуполномоченного ОКОН УТ МВД России по ПФО Мубаракшина Д. В. по телефону поступило сообщение о задержании О., а в Книге указано, что рапорт об обнаружении признаков преступления поступил от Ермилова А. Е. и доставил он его нарочно. «В данном случае также очевиден подлог, совершенный Смеловой Н.А.» - констатируется в заявлении Бастрыкину.


Примечательно, что в графе 6 Книги стоит отметка, что Епишину доложено о поступившем рапорте в 17.22. При этом рядом с фамилией Епишина стоит подпись. Получается, что начальнику предоставили готовый рапорт об обнаружении признаков преступления, на котором он поставил свою резолюцию, всего в течении двух минут. В фальсификации документов и дел транспортная полиция работает по истине на космических скоростях! Если Епишин действительно поставил собственную резолюцию на рапорте и расписался в Книге, то, следуя логике, успел ознакомиться и с информацией этих документов. А раз так, учитывая, что документы сфабрикованы, то и действия самого Епишина подпадают под служебный подлог (ст. 292 УК РФ). А если подписал не глядя, то это можно считать халатностью (ст. 293 УК РФ). Такие выводы делаются в обращении в МВД, СКР и Гепрокуратуру.


Дважды на службу войти


Дальше дзержинец обратил внимание, что в графе 7 Книги в КУСП-951 и КУСП-952 есть информация о том, что Обухова Ю. В. получила сообщение от дежурного 8 апреля, а не 7 апреля 2020 года, и тогда же поставила свою подпись. И еще: содержание резолюции по КУСП-951 и КУСП-952 не соответствует содержанию графы 7 Книги. Все это, по мнению автора обращения к Бастрыкину, говорит о том, что подлоги и фальсификации в транспортной полиции носят системный характер.


И может ли после всего описанного хоть кто-то из следователей транспортной полиции участвовать в производстве по УД, которое топорно состряпано их коллегами? Дзержинец и его адвокат считают, что участие полицейских-транспортников в УД необходимо исключить ради объективности расследования.


Принимая к своему производству УД, следователь СО Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте, старший лейтенант юстиции Прохорычева К. В., а это было 8 апреля 2020 года, среди материалов УД могла получить только один рапорт КУСП-951 от 7 апреля. «Подложный рапорт» появился позже, после того как сторона защиты обнаружила, что рапорт об обнаружении признаков преступления и его регистрация состоялись фактически после осмотра жилища К., то есть после 18.00 7 апреля 2020 года.


В этой связи 21 декабря 2020 года О. заявил ходатайство следователю, в котором подробно описал нарушения закона, допущенные при регистрации КУСП.


В письме в СКР дзержинец дополнительно обращает внимание на протокол осмотра жилища К., который прошел под руководством старшего следователя СО Нижегородского ЛУ МВД России на транспорте Кузнецовой Ю. В. Это мероприятие по факту состоялось до регистрации рапорта КУСП-951 от 7 апреля 2020 года. Здесь сторона защиты приводит весьма примечательный момент.


В 2013 году Дзержинский горсуд вынес частное постановление по итогам рассмотрения УД. Такого рода судебный акт родился при исследовании доказательств в суде, где обнаружились признаки фальсификации материалов УД (ст. 303 УК РФ). За такое нарушение закона из правоохранительных органов была уволена дознаватель управления МВД России по Дзержинску Юлия Викторовна Кузнецова. Та самая Кузнецова, которая уже в транспортной полиции под фамилией Обухова, занималась фальсификацией документов? Интересно, как же сотрудник, разжалованный из органов, вновь смог туда попасть? Ну как-то вот проникла и снова взялась за старое? В обращении в СКР прямо говорится о том, что действия по фальсификации материалов УД 2013 года очевидны и аналогичны и в УД против О. и К.


Следствие идет? Или встало?


А что не так с процессуальной проверкой, которую проводит Нижегородский следственный отдел на транспорте ПСУТ СКР? Что-то следователи не спешат разобраться в похождениях транспортных полицейских. В обращении к Бастрыкину есть предположение, что промедление может быть связано с тем, что на копии «подложного рапорта» стоит виза «копия верна» старшего помощника Нижегородского транспортного прокурора Масляевой Т. В. Следователи СКР опасаются пойти супротив надзирающего органа?


В обращении к Бастрыкину также указывается на разницу протоколов объяснений Масляевой Т. В. и остальных опрошенных лиц. Бумаги отличаются и по форме, и по содержанию.


И еще там же говорится, что следователи СКР в рамках проверки почему-то забыли опросить трех ключевых лиц Смелову Н. А., Видешина Д. Ю., наконец, самого Епишина. Вся эта троица по странному стечению обстоятельств, когда их приглашали к себе следователи, вдруг оказалась в отпуске за пределами Нижнего Новгорода.


Описав результаты собственного расследования, дзержинцы попросили главу СКР повести проверку с привлечением к ответственности за фальсификацию материалов УД и превышение должностных полномочий какое-то должностное лицо или группу лиц по факту подлога рапортов КУСП-951 и КУСП-952 от 7 апреля 2020 года. Также они просили поставить дело на особый контроль в СКР.


Причины и версии


Как нам стало известно, ответа от главы СКР на последнее обращение О. пока не последовало. Зато вся верхушка транспортной полиции угодила в сети ФСБ и тех же следователей Приволжского следственного управления на транспорте. Не исключено, что помимо взяток следствие и суд вскоре будут разбираться с транспортниками и по поводу фальсификации материалов УД.


А может ли сегодняшнее дело о взятках быть следствием еще не возбужденного уголовного дела о фальсификациях и подлогах? Давайте немного порассуждаем по этому поводу.


Ну вот, что может заставить подчинённых платить руководству? Эта плата может быть неким поощрением за прикрытие. Допустим, господин Епишин со всем его ближним кругом отдавал себе отчет, что многие нижестоящие сотрудники не без греха и нуждаются в надежном прикрытии сверху. Прикрывая один, другой проступок своих подопечных, начальники додумались потребовать за это поощрения. Предложили сотрудникам покупку «всепрощающего абонемента» и определенным образом завербовали их. Если «завербованный» совершит проступок, то руководство гарантированно его прикроет. Так вот и могли рождаться ответы на письма всяких жалобщиков с формулировками «проверка проведена, доводы по жалобе не нашли своего подтверждения». Рапорты с одним номером КУСП-951 от 7 апреля 2020 году по делу дзержинца О. - это ли не пример прикрытия верхами низов в структурах транспортной полиции? И тоже самое - рапорт по КУСП-952, по содержанию которого сообщение поступило от одного лица по сотовому телефону, а в Книге регистрации указано, что сообщение от другого лица подано нарочно.


Вторая версия причин сегодняшнего задержания высшего офицерского состава транспортной полиции может быть связана с благодарностью от сотрудников, желающих повышения по службе, или от тех, кто трудоустроился после увольнения по отрицательным мотивам. Ну чем не способ «отблагодарить» руководство, на регулярной основе отчисляя собственные премии? А как еще иначе следователь Обухова снова смогла попасть на службу в органы? Ну разве что по недогляду кадровиков...


В любом случае обе версии из разряда «рука руку моет». Наверняка все эти версии будут прорабатываться при расследовании громкого дела про оборотней в погонах. Однако наиболее очевидной сегодня видится версия того, что верхушка транспортной полиции систематически обогащалась за счет сотрудников просто так, без всяких обязательств со своей стороны и со стороны подчиненных. Скорее всего, Епишин, судя по его роскошной жизни, давно перекладывал часть премиальных персонала в собственный карман.

К слову, ровно тем же промышляла верхушка Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Нижегородской области. Высокопоставленные сотрудники ГУФСИН выписывали подчинённым премии и получали откаты, а теперь из-за этого оказались за решеткой. И в некоторых бюджетных учреждениях Дзержинска руководство годами таким же образом «шкурит» своих сотрудников. Скандал с махинациями фонда оплаты труда в МБУ «ЦПВ «Отечество» прогремел на всю Россию, а директор центра Людмила Горшкова, получив до этого почетный знак Дзержинска «На благо и пользу», отправилась на скамью подсудимых.



Вадим Щуренков

фото t.me/opernn, из материалов уголовного дела


5 09230.03.2021

Нам интересно Ваше мнение:

Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность участвовать в дискуссиях на нашем сайте.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коротко
Новости партнеров
События
Интервью
Теплый дом
Город
Политика
Экономика
Общество
Эконом-инфо